Порядочные женщины сидят босые, беременные и на кухне, а все остальные — проститутки?

Неслыханный скандал случился на днях в уфимском УВД. Девушка-дознаватель посмела обвинить троих уважаемых офицеров в изнасиловании. Гадина какая. Обида, горечь и возмущение переполняют сердца неравнодушной общественности.
Во-первых, девица-то, конечно, проститутка. Которые не проститутки, не сидят на работе допоздна и не ходят в кабинет к троим мужчинам. Которые порядочные, по домам сидят, босые, беременные и на кухне. А эта еще и юбку короткую на работе носила, и вообще, всячески провоцировала. Скромнее надо быть, вот что.
Во-вторых, офицеры — заслуженные, овеянные славой борцы с преступностью. Да как у нее, ведьмы, вообще язык повернулся оговорить старших товарищей? Никакого уважения просто. У них ведь семьи и стаж. Даже если и было там что-то, кто, в конце концов, ценнее для человечества: 23-летняя старлетка с подмоченной репутацией или трое полицейских начальников с безупречным послужным списком? Сами-то подумайте.
В-третьих, кажется, она блатная, а блатным вообще никакой веры нет. У нее же папа, по слухам, генерал. А раз по блату на теплое место пристроили, сидела бы и не выпендривалась.
Официально расследование еще только началось, но ширнармассам с самого начала совершенно ясно, что главный виноватый в этой истории — конечно же, сама жертва. Потому что красивая и не стесняется этого. Потому что спровоцировала. Но самое главное — потому что посмела публично признаться в том, что ее изнасиловали. То есть сделала, в общем-то, именно то, что и должна была — заявила о преступлении. В XXI веке это было бы нормально. А в окружающем нас средневековье жертва и есть самое главное зло.
Недавно я писала о том, что понятия презумпции невиновности в нашем обществе не существует. Если кого-то обвинили — значит, виновен, зачем ждать доказательств.
Но на самом деле есть одно преступление, когда презумпция невиновности работает слишком хорошо, — это изнасилование. Настолько хорошо, что виноватой по умолчанию всегда становится жертва.
Почему-то изначально предполагается, что женщина, обвиняющая в насилии, лжет. Вот просто никак она не может говорить правду.
Вообще, изнасилование, кажется, специально придумали, чтобы оговорить бедных мужчин. Бабам же только дай повод — вообще всех мужиков пересажают. Поэтому верить теткам нельзя.
И бесполезно рассказывать, насколько унизительна процедура медицинского освидетельствования. А до него еще же надо заявление подать. Знаете, что на такие заявления в полиции говорят? Там говорят, сама виновата. А что ты надела короткую юбку и каблуки? А что ты села в эту машину? А зачем ты пришла в гости к нему? Ах, вы еще и знакомы были, ну тогда всё понятно.
Понимаете, да? Надела платье, вышла из дому, села в такси, пришла в гости, познакомилась с мужчиной — всегда будь готова, что тебя в любой момент могут изнасиловать. А если, дура такая, оказалась не готова — что теперь жаловаться?
И тем более если ходишь на работу, где есть мужчины. Зашла сама в кабинет, в котором трое мужчин-коллег, — ну а что ты хотела, чтобы они не реагировали никак? Они и отреагировали. Как и положено настоящим мужчинам. А что? У мужчин инстинкты. Это нормально.
А ты — женщина. Для тебя нормально — молчать, когда не спрашивают. Радоваться вообще должна, что тебя заметили и снизошли.
Не бывает никакого изнасилования, выдумываете вы все.
Сообщение Порядочные женщины сидят босые, беременные и на кухне, а все остальные — проститутки? появились сначала на Daily.


Thursday January 01, 1970